СЕРГЕЙ ТИМОФЕЕВИЧ ГРИГОРЬЕВ СУВОРОВ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Александр растерянно взглянул на мать и повернулся к зеркалу, откуда ему в глаза глянул не Юлий Цезарь в уборе римского всадника, а растрепанный, в затасканном тулупчике, невзрачный мальчишка с рыжеватой челкой, спущенной на лоб. Отдуваясь, Александр высунул обожженный водкой язык и принялся вытирать его краем скатерти. Никто из молотильщиков не отозвался на шутку ни словом, ни усмешкой. В заливе зыбь порядочно качнула лодки, и солдаты вышли на берег мокрые, иззябшие, с зелеными от приступа морской болезни лицами. Из широкого воротника камзола на тонкой шее торчит большая голова со светлыми, немного навыкате глазами. Они напились чаю почти в молчании, оделись, вместе вышли.

Добавил: Toll
Размер: 33.24 Mb
Скачали: 96481
Формат: ZIP архив

Молодой инженер путей сообщения прибыл на строительство железной дороги и остановился в деревне, в крестьянской избе. Хозяйские дети заинтересовались приезжим, в особенности привезенной им круглой картонной коробкой, и однажды, когда старших не было дома, открыли ее и заглянули внутрь. Роскошный пушистый зверь, свернувшись, лежал в коробке. Его густой коричневый мех отливал, как на морозе, серебром.

Но это был не зверь, а бобровая опушка парадной шапки инженера. Для детей первое впечатление — сильнейшее, оно сделало личность инженера таинственной, приковало к нему внимание деревенских ребят…. И это умение сразу же заинтересовать читателя и держать его в напряжении до самого конца большой или малой книги и есть основной писательский дар Григорьева.

Его далекие предки были ямщиками на большом Петербургском тракте; дед был лоцманом на барках, ходивших по рекам и Ладожскому озеру; отец — паровозным кочегаром, а потом — машинистом. Двадцать пять лет водил он пассажирские поезда.

Please turn JavaScript on and reload the page.

Родился Сергей Тимофеевич Григорьев в Сызрани в году. И эту любовь к машине, к таинственному, блещущему медью и маслом, окутанному паром и послушному руке человека чуду, Григорьев принес в детскую литературу, принес в нее своевременный интерес к технике и тимофееуич. Очень помогло в этом писателю техническое образование. Детская увлеченность техникой не прошла с годами, и его потянуло в Технологический институт.

Но занимательные рассказы отца об электротехническом заводе в Петербурге соблазнили Григорьева, и он поступил в Петербургский электротехнический институт. Учиться было трудно, так как в институте царил суровый, почти военный режим. Юный электротехник не выдержал, бросил учебу и, возвратившись на Волгу, провел там три года —работая то в Сызрани, то в Самаре, то в селе Печерском на Сувроов луке.

Александр Суворов

Но диплом инженера был нужен. И Сергей Тимофеевич опять поехал григорбев столицу и вторично поступил в тот же институт, чтобы завершить образование.

Тисофеевич участие в студенческом движении и возникшая весной года угроза ареста заставили его, не закончив институт, покинуть Петербург. И снова Григорьев в родных местах — там, где прошло его детство.

До года Григорьев жил во многих городах Поволжья. А с года он прочно осел под Москвой, в Сергиевом Посаде, городе, переименованном в году в Загорск.

Григорьева окружали мастера знаменитых сергиевских игрушек — резных и расписных петушков и баранов, медведей и лис. В подмосковном затишье Григорьев пишет свои первые детские произведения: В е годы Григорьев создает несколько исторических повестей о прошлом нашей родины: Последняя повесть — об участии детей в знаменитой забастовке на Орехово-Зуевской фабрике. Чтобы изобразить стачечное движение ткачей, писатель ездил туда и на месте собирал материалы. Горького по Волге в году с самарской детворой.

  СТЕПНОВА МАРИНА СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

В этом произведении со всей полнотой раскрылся дар писателя — способность разговаривать с юным читателем так же серьезно, как и со взрослыми, и видеть важное, нужное дело, казалось бы, в простой детской игре. Император Павел I вводил в армии прусские порядки и хотел похвастаться ими перед Суворовым. Суворов же был категорически против этих нововведений.

Книга — Александр Суворов — Григорьев Сергей Тимофеевич — Читать онлайн, Страница 1 — DetectiveBook

Однажды, так и не дождавшись конца развода, Суворов схватился за живот, вскрикнув: У меня брюхо болит! Другой эпизод происходит в Италии. Русские войска не могут выбить с сильной позиции французов. Суворов приказывает рыть для себя могилу.

И это окрылило солдат. Образ Суворова в сознании солдат дан писателем в плане героическом. Вот что рассказывает старый солдат о штурме турецкой крепости Туртукай. Тогда он ко мне самолично: А вот что, товарищи. Хвастал перед Петром турецкий султан, что у него бойцов несметная сила. И достал султан из кармана шаровар пригоршню мака: Петр пошарил у себя в пустом кармане, достает одно-единственное зернышко перца да и говорит:.

Мальчик, приставив кулак рупором ко рту, кричит комендору на судне, который, конечно, не может его услышать: На чужом пароходе рухнула верхняя стеньга на первой мачте. Чужой фрегат убрал паруса, но не успел повернуться для залпа, как Веня скомандовал:. Веня приставил кулак к левому глазу зрительной трубой и увидел: Я помню Сергея Тимофеевича грузным высоким человеком, с седой бородой и грустным взглядом задумчивых глаз, иногда вспыхивающих озорным блеском за стеклами старомодных очков.

Рукопись прочел строгий рецензент — контр-адмирал и указал автору на некоторые неточности в военно-морских терминах: Сергей Тимофеевич, ознакомившись с отзывом, размашисто наискось начертал: С точки зрения редакторов, это было недопустимым озорством и нарушением устава, но Григорьев был человек штатский и любил пошутить.

Григорьев был и остается одним из любимых юным читателем авторов. Он прожил большую жизнь и всегда отлично знал то, о чем писал. Cтоял август года. В усадьбе Суворовых спать ложились рано, чтобы не тратить даром свечей. Василий Иванович закурил трубку, единственную за сутки, чем всегда кончался день. Мать, как обычно, поставила Александра на молитву. Читая вслух дьячковской скороговоркой слова молитвы, Александр, где следовало, становился на колени.

Ему нравилось, что при каждом ударе в вечерней тишине гулко отдавалось подполье. Александр поцеловал руку отца, потом матери и отправился спать.

В темных сенях мальчик привычно взбежал по крутой лестнице в свою светелку.

Лежа на кровати под одеялом из колючего солдатского сукна, Александр терпеливо ждал, когда внизу угомонятся. Отсюда, из светелки под крышей, слышно все, что делается внизу. Вот смолкли сердитое ворчанье матери и плач сестры Аннушки. Перестал шаркать туфлями по полу отец, и за ним затворилась с пением дверь спальной. Все стихло, и тогда наконец Александр услышал привычный и любимый звук: Скрип разлаженных половиц от тяжелых шагов взрослых, от детской беготни, от движения мебели и вещей прекратился.

Все наконец пришло в равновесие покоя. Мертвенно-синий огонек почти не светил. От серничка он зажег приготовленную заранее лучинку. Светя лучинкой, Александр достал из-под подушки огарок восковой свечи чуть ли не в тисофеевич толщиной и зажег. Запахи сменялись по порядку: Александр завесил оконце одеялом, чтобы не тревожить светом спущенных во дворе цепных собак, взял с полки книгу, раскрыл ее на постели григррьев начал листать, стоя перед книгой на коленях, со свечой в руке.

  ИММО КИЛЛЕР СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Место, дочитанное вчера, заложено сухим кленовым листом. Александр не торопил сладких мгновений, он раскрыл книгу на титульном листе и — в который уж раз! Римская история от создания Рима до битвы Актинския, то есть по окончании республики, сочиненная г. Ролленем, григтрьев бывшим ректором Парижского университета, профессором красноречия и членом Королевской академии надписей и словесных наук, а с французского переведенная тщанием и трудами Василия Сувонов, профессора и члена Сувороы Императорской Академии Наук.

Медленно перелистывая книгу, мальчик читал знакомые уже страницы, одним взглядом узнавая всё сразу, подобно путнику, который, возвратясь из дальних странствований, видит привычное и родное.

Они боялись предстоящего перевала через Альпийские горы. Великий страх овладевал их сердцами, ибо их пугали рассказы, что те горы достигают самого неба. Ганнибал обратился к воинам с речью, чтобы их успокоить. Он сравнил Альпы с пройденными уже и оставшимися позади Пиренеями.

Что же карфагеняне вообразили себе об Альпийских горах? А это не что иное, как просто высокие горы. Хотя бы те и превосходили вышиной Пиренейские, однако нет подлинно земли, прикасающейся к небу и непроходимой для человеческого рода.

Сие, впрочем, достоверно, что горы пахотные и что питают как человеков, так и животных, кои на них родятся. Сами послы галлические, коих воины видят здесь перед собой, не имели крыл, когда те горы перешли. Предки сих самых галлов, прежде нежели поселились в Италии, куда были пришельцами, многократно переходили те горы во всякой безопасности и с бесчисленным множеством женска пола и малых детей, с коими шли искать себе новых обиталищ….

Исполнясь смелости и бодрости, воздели все руки и засвидетельствовали, что готовы они следовать всюду, куда он их поведет.

АЛЕКСАНДР СУВОРОВ

Армия Ганнибала вступила в горы. И казалось, что они точно достигают неба снежными вершинами. Виднелись убогие хижины, рассеянные среди острых камней. Тощие, иззябшие стада бродили на лужайках. Их пасли люди волосатые, вида дикого и свирепого.

Все это привело опять в леденящий страх воинов Ганнибала.

Войско встретило, однако, очень григорьеу препятствия не столько от непроходимости гор, сколько от местных жителей, которые нападали на идущих, бросали в них камни, сваливая огромные глыбы с гор, дабы прекратить дальнейшее их движение. Карфагенским воинам надлежало совокупно и биться с неприятелями, и с трудом едва держаться на крутых склонах.

Превеликий беспорядок был от коней, везших обозы и рухлядь; испугавшись криков и сувгров галлов, кони, иногда и пораненные камнями, опрокидывались на воинов и низвергали их в бездну.

© 2020 All rights reserved